Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

НОВЫЕ ЕВРОПЕЙЦЫ: ИММИГРАНТЫ

Ещё раз хочу предупредить: я нормально отношусь к представителям других рас, народов и народностей. Но в настоящее время количество этих народностей в Европе превышает все мыслимые границы. И речь я веду не про коренные народы, а «пришлые». Некоторые государства, которые в прошлом имели в странах Азии и Африки многочисленные колонии и в середине прошлого (XX века) «позволившие» им обрести независимость, в качестве извинения разрешили населению бывших колоний переселиться жить к себе. Это Франция, Испания, Португалия. Германия разрешила поселиться у себя некоторым народностям в качестве извинения за Вторую Мировую войну. К настоящему времени в большинстве стран Европы (за исключением Восточной Европы, где таких переселенцев пока не так много) переизбыток мигрантов. Дошло уже до того, что действующие руководители этих стран (Саркози, к примеру) вслух заявляют о «переизбытке» мигрантов. Пытаются вроде местные миграционные службы навести порядок, но на одного депортированного в страну прибывают 2-3 новых иммигранта. И их там всё устраивает. Кто бы сомневался? Или тебе условия жизни, доходы в Китае, Африке, Турции или во Франции, Германии, Бельгии.

О том, что подобное переселение «надолго» говорит тот факт, что обживаются мигранты на новом месте основательно. В Берлине  «турецкий квартал» насчитывает, наверное, уже миллион жителей. В Амстердаме подобный арабский квартал уже достигает сотни тысяч. Перевалило за миллион и африканское население в Париже. Пока это не самые центральные районы городов (мигранты предпочитают селиться в столицах – тут легче найти работу и затеряться в толпе местных жителей и туристов). И хотя у многих из подобных мигрантов нет ни одного подтверждающего их статус документа, они уже чувствуют себя хозяевами на европейской земле.

К примеру, Париж. В поисках оригинального сувенира (переливающейся огоньками Эйфелевой башни) я забрёл в один из кварталов Парижа (где-то в центре). Большинство первых этажей зданий было превращено в оптово-розничные магазины китайских сувениров, в которых торговали китайцы. Как и у себя дома, прямо посреди своих товаров они ели лапшу, воспитывали детей, решали свои семейные дела. Зайдя в такую лавочку, я поздоровался: «Нихао!». Обычно, подобное приветствие китайцы воспринимают с уважением. Здесь картина оказалась другой. Навстречу мне вышел молодой китаец (подросток), который довольно грубо мне заявил: «Но нихао! Бонжур!». С претензией на то, что он живет во Франции и у него все права француза. Этому подростку было жутко неприятно, что его считают китайцем (коим он и является), а не французом.

Удивляет только одно – почему власть Европы ничего не предпринимает по ограничению миграции? Нам, русским, омерзительно долго выдают визу для туристического посещения стран Европы на пару недель, а мигранты легко и просто могут въезжать в их страны, годами работать здесь, чувствовать себя хозяевами (сохраняя свои национальные  «особенности и привычки», не слишком усердствуя в изучении местного языка). Как мне кажется, Брейвик из Осло – это лишь  «первая ласточка», да и машины в Париже регулярно горят явно не случайно…