Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

СТРАННЫЕ ОНИ, ИНОСТРАНЦЫ

***

Во время чемпионата мира по футболу, в Париже мы повстречали футбольного фаната из Бразилии. Назовём его дон Педро. Это был взрослый и солидный человек, загорелый, с ярко выраженными чертами жителя Латинской Америки. В белом плаще (летом)! Точнее, это он, услышав русскую речь, сам подошёл к нам. Оказалось, что он некоторое время то ли учился, то ли работал в Москве. Одной из первых фраз, которую он произнёс для нас, была «Осторожно, двери закрываются! Следующая станция Кропоткинская». Оказалось, что он приехал в Париж на весь период чемпионата, для чего даже уволился с работы. И не зря – ведь в тот год в финале играли сборная Бразилии и сборная Франции.  Вот только не помню, кто стал победителем. Но пробыть в Париже дону Педро пришлось от начала до конца чемпионата. Интересно, он успел соскучиться по дому или футбол был для этого человека всем? Мы (русские) одни в этом мире так сильно цепляемся за своё место жительства (прописку) и свою работу (зачастую нелюбимую)?

***
Ещё одна встреча состоялась у меня с немцем из Восточного Берлина. Имени его я так и не спросил – наверное, поэтому (ничего не зная друг о друге) мы и проговорили всю ночь, понимая, что вряд ли когда-нибудь ещё встретимся. Мы оказались соседями по купе в поезде, который вёз нас по маршруту Копенгаген – Берлин. Нас погрузили в вагоны, а затем весь состав поместили в трюм огромного теплохода «Викинг». Оказалось, что там могло поместиться ещё несколько таких же пассажирских составов. Но там разместился только наш поезд. Рельсы были проложены прямо по дну самой нижней, первой палубы. Затем следовала палуба для грузовиков, куда помещалось несчитанное количество фур, ещё была палуба для легковых автомобилей, и уже где-то на самом верху (на высоте 9-10 этажного дома) были пассажирские каюты, магазины дьютифри, капитанская рубка, салоны для пассажиров и персонала. Из всех шести пассажиров нашего интернационального купе (русский, немец, араб (с шестью чемоданами), финка, шведка и датчанка) лишь мы решили выбраться наружу – остальные устроились спать. Как-то неуютно себя чувствовать на самом дне огромного стального сооружения. Как матрёшка в матрёшке. Наверху мы с немцем удобно устроились в мягких креслах, и завели разговор. Уж не знаю, что смог запомнить обо мне немец, но вот мне в основном запомнилось его мнение об объединении Германии. Неоднократно он заявлял, что мы (и СССР, и Россия) их бросили. Ведь раньше было так хорошо. Всё у них было и стоило дёшево. А вот после объединения, как только закончилась та волна эйфории от разлома Стены и обмена остмарок на бундесмарки, наступило отрезвление. Квартплата стала обходиться в огромные деньги (до 50% от зарплаты), лечение стало платным, образование тоже требует оплаты. Работая на атомной станции инженером, этот немец получает около 1000€ (по его словам, труд восточных немцев до сих пор оплачивается в гораздо меньших суммах, чем западных немцев), за квартиру он платит 500€. Питание отнимает большую часть от оставшихся денег. Он и не помнит уже, когда покупал себе обновки или что-нибудь в квартиру из обстановки. Ему, как и мне, очень нравится фильм «Гуд бай, Ленин» и он слишком разочарован, что подавляющее большинство молодёжи из бывших восточных земель перебрались либо в Западную Германию, либо вовсе уехали из страны. В общем – ситуация достаточно сильно напоминает то, что происходило, да и происходит сейчас и в нашей стране. Наше знакомство закончилось, когда поезд подошёл к вокзалу Берлина. Мы пожелали друг другу всего наилучшего. А немец сказал, что наша следующая встреча состоится тогда, когда я поменяю свои японские часы на швейцарские. Ну, так вот – я свои часы уже поменял…
***
В Италии запомнилась мне одна американская чета, точнее её женская половина. Она оказалась моей соседкой, когда я из Рима ехал во Флоренцию. Выяснилось, что мы двигались по одному и тому же маршруту (Рим-Флоренция-Венеция). В итальянских поездах этого класса (ICE - европейские международные поезда) места располагаются напротив друг друга через столик. Мы с американкой (её мужу достались места с другой стороны вагона – я до сих пор так и не понял принципа нумерации мест в итальянских вагонах) уселись с одной стороны, а с другой ехали два итальянца из Неаполя. Времени в пути предстояло провести немного – около двух часов. Итальянцы о чём-то между собой тихо говорили, я пролистывал путеводитель по Италии, а вот американке стало скучно… И, она как массовик-затейник из плохого сельского клуба, стала предлагать пообщаться и чем-нибудь заняться. Как тут не вспомнить Задорнова с его «Ну, они тупыыые…». Сначала решила познакомиться – о себе сказала, что она из какого-то американского штата (я не запомнил), я сказал, что я from Russia, итальянцы сказали, что они «наполитано» (из Неаполя). Потом стали выяснять, кто и чем занимается. Она оказалась пенсионеркой, которая регулярно ходит в какой-то там местный клуб по интересам и вместе с соседками печёт пироги и кексы. Итальянцы оказались более продвинутыми. Первый имел довольно типичную внешность для… карлика. Не помню название этого генетического заболевания - они все друг на друга очень похожи. Пишу эти строки и думаю: «Тоже мне – эксперт по карликам, всю жизнь только их и классифицировал!». Другой (высокий и симпатичный) оказался дизайнером интерьеров. И тут же американка сделала свои (американские) выводы и вслух спросила: «А вы с кем-то встречаетесь или живёте?». «Си!» - ответили итальянцы. Следующий вопрос меня просто поразил – она спросила: «Друг с другом?». Те, смутившись, ответили, что конечно нет. Всем, кроме американки, вдруг стало как-то неловко. Но только не ей – она вдруг перешла на лингвистику и предложила называть слова на наречии каждого. Начала со счёта – раз, два, три…
***
Я давно обратил внимание, что у многих из европейцев чрезвычайно белые, а потому, и чрезвычайно тонкие зубы. Иногда, кажется, что они просто просвечиваются насквозь, а сквозь них даже виден язык. Несомненно, белые зубы – это красиво, но для этого их приходится постоянно шлифовать, скоблить специальными пастами и отбеливать специальными гелями. Наверное, следующим шагом, будет уже покрытие подобных истонченных зубов специальными пластинами. Иначе, кусать ими что-либо будет просто страшно. А вдруг переломятся?
***
У европейцев очень «богатая физиогномика». Я бы сказал, что они просто «корчат рожи». Эмоций у русских не меньше. Однако мы просто умеем их скрывать или реагируем не столь бурно на разные раздражители. Я несколько раз проводил такой эксперимент: в магазине на кассе «помогал» кассиру считывать штрихкод на покупаемом товаре. Реакция у кассиров из России довольно спокойная. Обычно это просто вызывает улыбку, некоторые просто опускают руки и говорят:  «Давайте, давайте! А я отдохну пока…». Или с юмором сожалеют, что не все покупатели такие. А вот за границей, где я попробовал «помочь» подобным образом кассиру, это у неё вызвало просто приступ ужаса. Она же получает деньги за свою работу, поэтому всё должна делать сама! Ни тени улыбки на лице. Сбит её алгоритм! Она просто не понимает, что ей делать дальше! И вот уже интересная эмоция на лице – удивленно выпученные глаза. Они просто «лезут из орбит»! Подобную реакцию можно увидеть на лицах в очереди, когда кто-то пытается пролезть без спросу. Причём, на 90% подобными «удивлёнными взглядами» отличаются женщины. Мужчины в Европе довольно обладают хорошим чувством юмора.
***
Уже и не помню, в какой город я летел, но точно помню, что в Скандинавию. Впереди устроилась пожилая семейная пара. Поскольку дедок был достаточно высоким, то его голова заметно возвышалась над спинкой самолётного кресла. Моему взору предстала оригинальная картина. Очень хотелось её сфотографировать, но было как-то неудобно. Смысл заключался в следующем. Деду «справили» новую шевелюру! За левым и правым ухом сохранились собственные волосы, а по центру шла огромная залысина. Начиналась она на самой макушке и спускалась вниз под воротник. Поэтому её решили «зарастить» - посадить в это свободное пространство волосы. Может, чужие. А может быть и свои собственные (со спины, например). Но выглядело это было так занятно! Представьте себе грядку с редиской или укропом. Кустики идеально ровно высажены, между ними ни травинки. Примерно такая же картина была и на этом затылке. Ровными рядами высажены пучки из 5 волосинок в каждую лунку. Рядов 10 по вертикали и столько же по горизонтали. Может быть потом, когда волосы отрастут, будет красиво, но пока это выглядит уморительно. Правда, неизвестно, как я буду воспринимать подобные картины через пару десятков лет…
***
Просто бесит когда в кассе за ж/д билетами подходит к окошку тётушка и давай выспрашивать всё, что только можно спросить. И неважно ей, что уже скопилась огромная очередь пассажиров. Да и кассир не может по правилам поторопить пассажира. А тётушка всё продолжает выспрашивать про разные разности. Или при посадке в самолёт, собралась уже очередь в коридоре (телескопическом трапе), а он всё интересуется, будет ли что-то продаваться на борту во время полёта и куда можно будет положить этот пакетик с конфетами. А стюардессы обязаны выслушивать и улыбаться, хотя и видят, что он всех задерживает. Таковы правила. Может это и хорошо, но иногда надо задумываться и об окружающих тебя людей.
***
Возвращаясь из Парижа (на пути из Риги в Санкт-Петербург) моей соседкой по авиакреслу стала какая-то девица. Как я выяснил чуть позже, она оказалась американкой по имени Джессика. Странный субъект. Как я понял – она студентка. Занимается археологией. Как-то она интересно произнесла это слово, что я не сразу его понял. И лишь когда она сказала: «Индиана Джонс» я предположил, что она археолог. Она согласно кивнула. У неё в руках я увидел путеводитель с каким-то интересным названием, что-то типа «Из Сибири с любовью» нерусского автора. Попросил полистать. Интересная оказалась книжица. Автор описывает своё путешествие с запада России в Монголию, через Урал и Сибирь. Я не стал углубляться в описание уральских и сибирских «впечатлений» автора, а вот описания Санкт-Петербурга меня заинтересовали. Не знаю, может быть, читая наши путеводители о своих странах, итальянцы и немцы с французами реагируют также, но мне стало смешно. К примеру, раздел «Как и где питаться?». Написаны долгие рассуждения, что лет десять назад в России перекусить безопасно для желудка было практически нереально. Но сейчас эта проблема решена и можно выбирать любое место, где кормят (исключая вокзалы и уличные арабские кухни). В разделе «Где остановиться?» автор указывает практически единственный хостел напротив Московского вокзала, который стоит 670 рублей в сутки. Именно там и решила остановиться Джессика. Больше ведь не написано ни про какие места! Понятие гостиниц для американцев, видимо, не существует. Наверное, лишь в том случае они останавливаются в отелях, когда едут по работе или приглашению и проживание оплачивается кем-то другим. Кстати, выяснил, что оформить российскую визу в Америке достаточно несложно. По Интернету отправляются все необходимые документы и через неделю-другую всё готово. А у нас почему нет ничего подобного? Как мне рассказала Джессика, она решила отправиться в путешествие в… Монголию. И что там такого интересного? И шведские студенты тоже путешествовали по подобному маршруту: Санкт-Петербург – Москва – поездом через Урал и Сибирь в Улан-Батор. Чем их всех влечёт Монголия? Может быть, там есть что-то такое, о чём мы не знаем? Я понимаю, что отправляясь в столь далёкое и непредсказуемое путешествие (в Россию и Монголию), надо взять с собой всё необходимое. Но! Багаж ведь должен быть компактным и легко переносимым. Ну ладно большой рюкзак за плечами. Но огромная мягкая сумка в руках? Ладно, баул на колёсиках, но матерчатая сумка, в каких «фонари» до сих пор возят из Китая товар на продажу! Вот это силища в руках у американки – схватить огромную сумку, прижать её к животу и нестись вперёд. В автобус, в метро, просто по городу… Я предложил Джессике свою помощь в том, чтобы вместе добраться до места её проживания в Санкт-Петербурге. Наверное, одна она бы запуталась в мелькании микроавтобусов – метро – станций - вокзалов. Она всю дорогу спрашивала у меня, куда и как мы едем. Я объяснял. Английским языком, к сожалению, не владеют ни кассиры в метро, ни водители, ни большинство граждан. Оставил ей свой номер телефона и предложил в случае возникновения сложных ситуаций звонить. Обещал помочь, но она не позвонила.
***
Здесь (в Европе) стало модным называть заведения общественного питания на итальянский манер. К названиям продуктов просто добавляется частица «-рия». Теперь, к известным нам «пиццериям», прибавились «конфетерии», «кондитории», «фруттерии», «спагеттерии», «донаттерии» (бубличные), «сандвичтерии» (бутербродные), «жервезерии» (пивные) и так далее. Выдумки у европейцев хватает...
***
Оказалось, что в понедельник желающих ехать из Будапешта в Вену немало, но всё же свободных мест хватало. Я увидел такое место и устремился к нему. Рядом сидел канадец преклонных лет, но ещё не старик. Он тут же завёл со мной разговор о своём билете. Вначале я подумал, что он говорит, что место кем-то занято, а потом оказалось, что просто жалуется на кассира, который продал ему билет не на сегодня, а на завтрашний день. Я его успокоил, сказав, что кондуктор даже не обратит на это внимания. Так и получилось. Так между нами завязался разговор на целых три часа. Он прилетел из Канады на неделю в Венгрию. Почему именно в Венгрию - я так и не понял. А потом у него был странный маршрут возвращения домой: самолётом из Будапешта во Франкфурт, там ожидание в течение 10 часов, потом перелёт в Дюссельдорф, ожидание в аэропорту 5 часов и домой, в Торонто. Наверное, так билет обошёлся дешевле, но такая несуразная дорога! Поговорить мы успели обо всём. И о политике (он поинтересовался моим отношением к эпохе Горбачева и Ельцина), затем поговорили о Китае, его значении в экономике, политике и культуре (раз уж я с приграничных берегов Амура), затем долго и подробно вели разговор об энергетике. Оказалось, что он довольно продвинутый преподаватель, действующий инженер и просто интересующийся этим вопросом человек. Мы обменялись информацией о ценах на бензин. Когда я сообщил ему цену на бензин в России, он просто пришёл в ужас и сказал: «У нас столько стоит галлон бензина (чуть меньше 4 литров)!». Спросил, почему так, на что я ответил о жадности и любви к деньгам наших олигархов и власти, которая поддерживает такие цены, не вводя ограничительных санкций. Не было ему понятно и то, как можно продавать на экспорт в Китай электроэнергию по цене в два раза меньшей, чем платит население собственной страны. Тут, на границе Венгрии и Австрии начались ветряки (он называл их «виндмэл»). Пока ехали по Венгрии, он неоднократно интересовался, почему много развалившихся и разваливающихся строений и заводов, отчего жилые дома такие неухоженные, почему так плохо развито сельское хозяйство. Я намекнул ему, что всё это было сооружено, построено и возведено ещё в социалистические времена, а теперь у страны просто нет денег что-то переделать или построить заново. Он удивленно рассказывал, что впервые попробовал в Венгрии гуляш, на что я ответил, что у нас дома его часто готовят. Канадец понял, что скучать неделю в Будапеште не следует, поэтому решил отправиться до вечера в Вену, погулять и вернуться. Я порекомендовал ему Братиславу и Прагу. Он заинтересовался и сказал, что попробует. В процессе всего разговора я частенько понимал, что мне очень сильно не хватает практики в разговорном английском. Вроде, в разговоре слова нужные всплывают, а вот легко и просто их связывать вместе не всегда получалось. Поскольку он практически не путешествовал по Европе, то мне пришлось много отвечать на его вопросы об интересных моментах жизни в Европе из числа тех стран, где я побывал. В Австрии я посоветовал ему обязательно попробовать молодого вина, съесть рогалик (съедая который австрияки мстят туркам каждое утро) и выпить настоящего классического венского кофе, увидеть Ратхаус, и купить сувениров с торговой маркой «Моцарт». Наверное, впервые мне встретился адекватный, не политизированный иностранец, с которым было интересно просто проговорить три часа о том, о сём…